HOMEPAGE

Kультура

 

Правда Высоцкого, нужная чехам

 
photo:  (radio.cz)
 

25 января российскому актеру, поэту, исполнителю собственных песен Владимиру Высоцкому исполнилось бы 80 лет. Тексты звезды русской авторской песни того времени при его жизни в Чехословакии, в отличие от других стран, не публиковались и были известны лишь весьма ограниченному кругу почитателей. Связано ли это с вторжением на территорию страны советских войск? Этот и другие вопросы мы «Радио Прага» адресует переводчику Милана Дворжаку, который, вероятно, был первым, кто взялся за переводы песен Высоцкого, исполняя их в кругу ближайших друзей в Чехословакии времен нормализации 80-х.

 
Чешская жизнь песен Высоцкого

– Вас знают не только как переводчика Пушкина, Грибоедова, Булгакова, Горбаневской, но и как популяризатора песен российских авторов –Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы, Александра Галича, Юрия Визбора. Почему вы не переводили песен Высоцкого при его жизни?

– Видите ли, впервые я познакомился с творчеством Высоцкого 1978 году, когда мне в руки попала 120-минутная кассета – там было достаточно много его песен. Я был тогда еще довольно молодым человеком, уже переводил стихи с русского и иногда задумывался о том, не заняться ли переводами Высоцкого, но опасался, что его слишком специфический язык будет невозможно перевести на чешский. Я просто выучил некоторые его песни на русском и исполнял их своим друзьям и знакомым русистам, а потом в июле 1980 года вдруг пришло сообщение о том, что Высоцкий умер, что его больше нет. И вот тогда мне показалось, что это – какой-то вызов, и пусть я не знаю, что из этого получится, попробовать все-таки нужно. И вот тогда, наверное, с сентября 1980 года, я стал переводить Высоцкого.

– Вы упоминали о специфичности этого языка. Эта нелитературная лексика, незакрепощенная, приблатненная, жаргон городской и лагерный – как ко всему этому подступиться переводчику?

– Все это в известной степени существует и в чешском языке. Правда, может быть, в силу специфики, скажем, 30-40-50-х годов очень много народу в Советском Союзе оказалось в местах не столь отдаленных, поэтому с ними в язык перекочевало достаточно много таких выражений, которые там все понимали. Мне же приходилось искать людей, которым было что-то известно о чешском тюремном жаргоне, потому что это все-таки была ограниченная группа людей, хотя и у нас в 1950-е неплохо сажали, и было много политзаключенных, но эти слова иногда пришлось искать, хотя и не так часто, как это может показаться со стороны.

– Вы консультировались по поводу подбора наиболее точных эквивалентов и с россиянами?

– И с россиянами, и с чехами. Когда я был не совсем уверен в том, что именно значит то или иное слово, то сначала обращался к своим русскоязычным друзьям, чтобы узнать, что за этим словом кроется, советовался с некоторыми своими знакомыми – переводчиками и непереводчиками, но главную работу должен был сделать, разумеется, самостоятельно.

– Владимир Высоцкий писал свои стихи, зная, что он будет их петь. Вы переводили тоже с расчетом на то, что будете эти песни исполнять? Напомню, что вы не раз выступали в Чехии с программой, в которой представляли чехам творчество Высоцкого.

– Вы знаете, я до сих пор выступаю и показываю эти песни – правда, такой обширной публики, какая была у Высоцкого, у меня здесь нет, но есть люди, которые любят русскую авторскую песню. В том числе, и ее переводы на чешский, и этот интерес не затухает. Правда, тогда, в самом начале я исполнял эти песни для компании друзей, которая раз в месяц собиралась в одном пражском кабаке – там было заднее помещение, где мы встречались только своим кругом, в таких, скажем, подпольных условиях. Положение в стране в 1980-е годы постепенно смягчалось, и во второй половине 80-х это можно было совершенно открыто показывать. До этого, может быть, тоже, но постепенно – возможно, с нарастанием так называемой перестройки, интерес к этому усиливался, потому что тот слой, к которому я принадлежал и принадлежу, в те годы с надеждой смотрел в сторону Советского Союза.

– Песни Высоцкого, по вашему мнению, здесь были наиболее востребованы именно в тех подпольных условиях, в тот перестроечный период? Изменилась ли позже чешская аудитория, которая интересовалась этим поэтом и была открыта для восприятия его творчества?

– В те времена это очень оценивалось. Вы знаете, что отношение очень многих людей в Чехословакии к Советскому Союзу довольно резко изменилось после ее оккупации в 1968 г. Люди воспринимали то, что было официозом, как неизбежность – ну что же делать, а то, что из СССР могут приходить такие песни или произведения, которые мы способны оценить и заразиться ими совершенно искренне, без официальной наслойки, что нам это может нравиться, удивляло. И это были не только песни бардов, но и кинокартины и книги, которые привлекли ли здесь больший интерес – Шукшин, братья Стругацкие.

– Этими сложными отношениями между Чехословакией и СССР, вы полагаете, и объясняется то, что творчество Высоцкого было гораздо менее известно в Чехословакии, чем в Польше, хотя у Польши с Россией тоже очень непростые отношения? Ведь Высоцкого знали многие поляки, и в польском Кошалине даже открыли музей его имени…

– Именно так. Здесь было достаточно много и своих бардов, но все-таки такие авторы как Окуджава и Высоцкий к нам проникали.

«Правда и ложь» - по- чешски

– Широкую известность некоторые из песен Высоцкого в Чехословакии приобрели во многом благодаря самобытному барду Яромиру Ногавице из Северной Моравии. О нем мы рассказывали и в программе «Яромир Ногавица знает свое индейское имя». Он, так же как и наш собеседник, долгие годы переводит тексты Высоцкого и Окуджавы на чешский. К слову, Ногавица стал первым чешским песенником, удостоившимся в Сан-Ремо в 2011 г. награды Premio Tenco, как прежде Леонард Коэн, Булат Окуджава и Владимир Высоцкий.

– В начале 1980-х Ногавицa приобрел популярность сначала как автор стихов, которые исполнял на мелодии других авторов, а потом стал сочинять свои собственные песни, выступать, аккомпанируя себе на гитаре. Все это оказалось очень востребованным. И выступая в какой-то телепрограмме – кажется, в 1982 году, он исполнил две песни Высоцкого – «Правда и ложь» и «Диалог у телевизора». По стечению обстоятельств, это были именно мои переводы. Я очень благодарен Яромиру – Ярке, как мы его называем, что он «ввел в обиход» эти песни. «Правду и ложь» (на чешском – прим.) я то и дело слышу в передачах некоторых чешских радиостанций, и многие люди думают, что ее написал сам Ногавица, и слушают, увлекаются ею, не подозревая, что это – Высоцкий,

– заключает Милан Дворжак.

Продолжение беседы с переводчиком вы услышите на следующей неделе.

 
 
Автор: Český rozhlas Radio Praha
 
Добавленo: 25.01.2018
 
 
 

Похожие статьи

 
Kультура
 
 

Почем сегодня президент, или Мимикрия...

Лицезреть портрет главы своей родины в почтовой миниатюре – такой «прерогативой» сегодня наделены...

 
 
Kультура
 
 

Пражский «SIGNAL» – дыхание света

В течение четырех вечеров чешская столица будет наполняться сиянием десятков инсталляций, материализующих...

 
 
Kультура
 
 

Историческая память, без которой...

Некогда здесь возвышался монструозный памятник советскому диктатору, нависавший над Прагой огромной 15...

 
Избранное

История изобразительного искусства

Что происходило в изобразительном искусстве в самом начале чешской истории…

Климатические условия

Чешская Республика – это континентальное государство, которое находится на…

Важнейшие открытия современности

За последние десятилетия чешская наука принесла много переломных открытий…

Чешский язык

Чешский язык относится к группе западнославянских языков. Чешский язык также…

 
 

Facebook