HOMEPAGE

Kультура

 

Правда Высоцкого, нужная чехам

 
photo:  (radio.cz)
 

25 января российскому актеру, поэту, исполнителю собственных песен Владимиру Высоцкому исполнилось бы 80 лет. Тексты звезды русской авторской песни того времени при его жизни в Чехословакии, в отличие от других стран, не публиковались и были известны лишь весьма ограниченному кругу почитателей. Связано ли это с вторжением на территорию страны советских войск? Этот и другие вопросы мы «Радио Прага» адресует переводчику Милана Дворжаку, который, вероятно, был первым, кто взялся за переводы песен Высоцкого, исполняя их в кругу ближайших друзей в Чехословакии времен нормализации 80-х.

 
Чешская жизнь песен Высоцкого

– Вас знают не только как переводчика Пушкина, Грибоедова, Булгакова, Горбаневской, но и как популяризатора песен российских авторов –Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы, Александра Галича, Юрия Визбора. Почему вы не переводили песен Высоцкого при его жизни?

– Видите ли, впервые я познакомился с творчеством Высоцкого 1978 году, когда мне в руки попала 120-минутная кассета – там было достаточно много его песен. Я был тогда еще довольно молодым человеком, уже переводил стихи с русского и иногда задумывался о том, не заняться ли переводами Высоцкого, но опасался, что его слишком специфический язык будет невозможно перевести на чешский. Я просто выучил некоторые его песни на русском и исполнял их своим друзьям и знакомым русистам, а потом в июле 1980 года вдруг пришло сообщение о том, что Высоцкий умер, что его больше нет. И вот тогда мне показалось, что это – какой-то вызов, и пусть я не знаю, что из этого получится, попробовать все-таки нужно. И вот тогда, наверное, с сентября 1980 года, я стал переводить Высоцкого.

– Вы упоминали о специфичности этого языка. Эта нелитературная лексика, незакрепощенная, приблатненная, жаргон городской и лагерный – как ко всему этому подступиться переводчику?

– Все это в известной степени существует и в чешском языке. Правда, может быть, в силу специфики, скажем, 30-40-50-х годов очень много народу в Советском Союзе оказалось в местах не столь отдаленных, поэтому с ними в язык перекочевало достаточно много таких выражений, которые там все понимали. Мне же приходилось искать людей, которым было что-то известно о чешском тюремном жаргоне, потому что это все-таки была ограниченная группа людей, хотя и у нас в 1950-е неплохо сажали, и было много политзаключенных, но эти слова иногда пришлось искать, хотя и не так часто, как это может показаться со стороны.

– Вы консультировались по поводу подбора наиболее точных эквивалентов и с россиянами?

– И с россиянами, и с чехами. Когда я был не совсем уверен в том, что именно значит то или иное слово, то сначала обращался к своим русскоязычным друзьям, чтобы узнать, что за этим словом кроется, советовался с некоторыми своими знакомыми – переводчиками и непереводчиками, но главную работу должен был сделать, разумеется, самостоятельно.

– Владимир Высоцкий писал свои стихи, зная, что он будет их петь. Вы переводили тоже с расчетом на то, что будете эти песни исполнять? Напомню, что вы не раз выступали в Чехии с программой, в которой представляли чехам творчество Высоцкого.

– Вы знаете, я до сих пор выступаю и показываю эти песни – правда, такой обширной публики, какая была у Высоцкого, у меня здесь нет, но есть люди, которые любят русскую авторскую песню. В том числе, и ее переводы на чешский, и этот интерес не затухает. Правда, тогда, в самом начале я исполнял эти песни для компании друзей, которая раз в месяц собиралась в одном пражском кабаке – там было заднее помещение, где мы встречались только своим кругом, в таких, скажем, подпольных условиях. Положение в стране в 1980-е годы постепенно смягчалось, и во второй половине 80-х это можно было совершенно открыто показывать. До этого, может быть, тоже, но постепенно – возможно, с нарастанием так называемой перестройки, интерес к этому усиливался, потому что тот слой, к которому я принадлежал и принадлежу, в те годы с надеждой смотрел в сторону Советского Союза.

– Песни Высоцкого, по вашему мнению, здесь были наиболее востребованы именно в тех подпольных условиях, в тот перестроечный период? Изменилась ли позже чешская аудитория, которая интересовалась этим поэтом и была открыта для восприятия его творчества?

– В те времена это очень оценивалось. Вы знаете, что отношение очень многих людей в Чехословакии к Советскому Союзу довольно резко изменилось после ее оккупации в 1968 г. Люди воспринимали то, что было официозом, как неизбежность – ну что же делать, а то, что из СССР могут приходить такие песни или произведения, которые мы способны оценить и заразиться ими совершенно искренне, без официальной наслойки, что нам это может нравиться, удивляло. И это были не только песни бардов, но и кинокартины и книги, которые привлекли ли здесь больший интерес – Шукшин, братья Стругацкие.

– Этими сложными отношениями между Чехословакией и СССР, вы полагаете, и объясняется то, что творчество Высоцкого было гораздо менее известно в Чехословакии, чем в Польше, хотя у Польши с Россией тоже очень непростые отношения? Ведь Высоцкого знали многие поляки, и в польском Кошалине даже открыли музей его имени…

– Именно так. Здесь было достаточно много и своих бардов, но все-таки такие авторы как Окуджава и Высоцкий к нам проникали.

«Правда и ложь» - по- чешски

– Широкую известность некоторые из песен Высоцкого в Чехословакии приобрели во многом благодаря самобытному барду Яромиру Ногавице из Северной Моравии. О нем мы рассказывали и в программе «Яромир Ногавица знает свое индейское имя». Он, так же как и наш собеседник, долгие годы переводит тексты Высоцкого и Окуджавы на чешский. К слову, Ногавица стал первым чешским песенником, удостоившимся в Сан-Ремо в 2011 г. награды Premio Tenco, как прежде Леонард Коэн, Булат Окуджава и Владимир Высоцкий.

– В начале 1980-х Ногавицa приобрел популярность сначала как автор стихов, которые исполнял на мелодии других авторов, а потом стал сочинять свои собственные песни, выступать, аккомпанируя себе на гитаре. Все это оказалось очень востребованным. И выступая в какой-то телепрограмме – кажется, в 1982 году, он исполнил две песни Высоцкого – «Правда и ложь» и «Диалог у телевизора». По стечению обстоятельств, это были именно мои переводы. Я очень благодарен Яромиру – Ярке, как мы его называем, что он «ввел в обиход» эти песни. «Правду и ложь» (на чешском – прим.) я то и дело слышу в передачах некоторых чешских радиостанций, и многие люди думают, что ее написал сам Ногавица, и слушают, увлекаются ею, не подозревая, что это – Высоцкий,

– заключает Милан Дворжак.

Продолжение беседы с переводчиком вы услышите на следующей неделе.

 
 
Автор: Český rozhlas Radio Praha
 
Добавленo: 25.01.2018
 
 
 

Похожие статьи

 
Kультура
 
 

Как вырастить люстру в домашних...

В последние годы жители современных городов, страдающие от урбанизации, стараются стать ближе к природе –...

 
 
Kультура
 
 

Когда стекло утоляет жажду

Игра света и цвета, воплощенная в причудливых формах, заполняющих пространство – в пражской галерее DOX в...

 
 
Kультура
 
 

Скрипичный ключ, открывающий Крумлов ...

Внимание туристов в Чешскому Крумлову приковано круглый год, однако главное, что привлекает гостей в этот...

 
 
Kультура
 
 

Colours of Ostrava: симбиоз музыки...

Двадцать одна сцена, 350 концертов, представлений и дискуссий… На площадке бывшего горнодобывающего...

 
Избранное

История изобразительного искусства

Что происходило в изобразительном искусстве в самом начале чешской истории…

Климатические условия

Чешская Республика – это континентальное государство, которое находится на…

Важнейшие открытия современности

За последние десятилетия чешская наука принесла много переломных открытий…

Чешский язык

Чешский язык относится к группе западнославянских языков. Чешский язык также…

 
 

Facebook