HOMEPAGE

Kультура

 

Сергей Ищук: «Каждая картина для меня как книга»

 
photo:  (radio.cz)
 

В небольшой мастерской густо пахнет творчеством – красками, маслом, ароматным кофе. Светлых стен практически не видно из-за картин, которые теснятся повсюду. Из окна виднеется кусочек главной площади Литомышли. Это – рабочее гнездо и место уединения Сергея Ищука, художника, который, несмотря на свои украинские корни, уже не мыслит своей жизни вне Чехии, а миниатюрный город Бедржиха Сметаны считает своим настоящим домом.

 

История Сергея и его семьи, однако, начиналась далеко от Чехии. И хотя художник успел уже отвыкнуть от русской речи, он с удовольствием вспоминает о своих родных.

«Мой отец приехал из Украины в 50-х годах. Приехал в Саратовскую область учиться. Встретил там маму, ушёл в армию, вернулся, женился, остался и прожил до самой смерти. Мы с сестрой тоже там родились. Фамилия у отца была Ищук – чисто украинская. Мать же была из донских казаков, девичья фамилия её – Беднова. Прадедушка был «белый», он ушел с Колчаком на Сибирь, в 32-м вернулся по амнистии и его убили. Бабушкин брат еще жив, ему сейчас 97 лет, и он живёт в Витебске, зовут его Беднов Василий Филиппович».

Рисовать, несмотря ни на что

Склонность к рисованию, как это часто бывает, у Сергея обнаружилась в детстве: по его словам, он рисовал всю жизнь.

«Когда я был маленький, я ходил в детскую художественную школу. Родители не хотели, чтобы я по улицам болтался, друзья у меня были хулиганистые (смеётся). Я любил рисовать и рисовал постоянно, но никогда не думал, что в итоге стану художником. В 1988-м году ушел в армию. После армии, когда вернулся, лежал в госпитале. Было время подумать, что я хочу делать, как мне жить и куда идти».

Размышления привели его в Саратовское художественное училище. Вскоре наступили «лихие девяностые», страсть к кистям и краскам чуть было не пересилило желание заняться предпринимательством и необходимость заработать деньги на жизнь. Остаться в искусстве Сергею помог один из его учителей.

«Очень жаль, что недавно умер художник Виктор Фёдорович Чудин (в 2016 г. – прим. ред.). Он был представителем нашего саратовского андеграунда, относился к запрещенным художникам. Он говорил мне: «Зачем краски мешать, разводить грязь. Просто смотри на других и учись. Свет и тень – это Караваджо. Французы – импрессионисты, например – они же цвет не мешали. Возьмешь Моне – у него много фиолетовой краски в тенях. Так что цветом можно говорить. Вот Матисс – он говорил цветом». У Чудина тоже очень цветные работы. Тогда были лихие девяностые, было не до живописи. Я хотел заниматься предпринимательством, но Чудин мне сказал: «Зачем? Что ты делаешь? Бери кисть и рисуй! Хочешь краски? Приходи, дам тебе краски, рисуй у меня дома». Помог, в общем. Царствие ему небесное. Он мне многое посоветовал, я до сих пор пользуюсь тем, что он мне дал».

В Чехию Сергей приехал в 1996 году. Жил в Праге, спустя некоторое время перебрался в Литомышль, завёл здесь семью и нашёл друзей, в том числе среди чешских живописцев.

«Один из них, ему 97 лет, Вацлав Махань (чеш. Václav Macháň – прим. ред.), интересный человек. Болеет уже, но до сих пор работает, пишет. Очень интеллигентный и образованный. Все помнит, и первого президента Чехословакии, и реформы денежные».

Живое и мёртвое

Живопись Сергей уже давно воспринимает как свою основную работу, стараясь рисовать ежедневно, по режиму. Чаще трудится днём, но, когда настигает вдохновение или, по его словам, «Муза поцелует», то остаётся в мастерской до позднего вечера.

Часть работ Сергея выставлена в местной галерее Galerie de Lara. С семьёй Эвы Зоубковой, владелицей галереи и дочерью известного чешского скульптора Олбрама Зоубка (чеш. Olbram Zoubek – прим. ред.), семью художника связывают дружеские добрососедские отношения. Кроме того, его полотна периодически украшают стены кофейни El lamíno café в Литомышльском замке: в этом году выставка вошла в сопроводительную программу фестиваля Сметанова Литомышль (чеш. Smetanova Výtvarná Litomyšl – прим. ред.).

На вопрос об источниках вдохновения художник отвечает однозначно: пейзажи его совсем не интересуют, а вот люди – это другое дело.

«Пейзаж – это что-то мертвое. Камень, дерево – нет, это всё не то. Там только освещение «работает». А вот если возьмешь фигуру человека, то даже цвет кожи у каждого разный. Африканцы – и у них кожа разная, от светло-охровой до темной, черной с синим отливом».

Охотнее всего Сергей изображает на полотнах цветы и женщин. Он счастлив у холста и уверен: в живописи первостепенна любовь к своему делу, а вовсе не слава, деньги или конкуренция.

«Женщины – это же красота. Это символ, цветок, будущее, материнство. Самое лучшее, что Бог создал, как мне кажется – это цветы и женщины.

Конкуренции я не боюсь. Зачем её бояться? Делай, как думаешь, делай, как умеешь. А технология – она везде одинаковая. Главное, чтобы был хороший грунт, хороший холст и материалы, которыми ты пишешь».

 
 
Автор: Český rozhlas Radio Praha
 
Добавленo: 17.08.2019
 
 
 

Похожие статьи

 
Kультура
 
 

Диалоги о свободе: «бархатная...

Смена общественного строя с помощью «силы бессильных» – путем мирного гражданского восстания. Тридцать...

 
 
Kультура
 
 

Фестиваль чешской кинокомедии...

Всем хорошо известно, что смех продлевает жизнь. Хотите стать долгожителем? Тогда обязательно посетите...

 
 
Kультура
 
 

Йозеф Чапек – мастер кисти, пера и...

Маленькие читатели во всем мире знакомы с ним посредством «Приключений песика и кошечки». Любители...

 
 
Kультура
 
 

Уроки Яна Шванкмайера. Искусство...

Культовому чешскому кинохудожнику Яну Шванкмайеру 4 сентября исполнилось 85 лет. Эта многогранная...

 
Избранное

История изобразительного искусства

Что происходило в изобразительном искусстве в самом начале чешской истории…

Климатические условия

Чешская Республика – это континентальное государство, которое находится на…

Важнейшие открытия современности

За последние десятилетия чешская наука принесла много переломных открытий…

Чешский язык

Чешский язык относится к группе западнославянских языков. Чешский язык также…